ИНТЕРЕСНОЕ

Самая древняя жрица самой древней профессии

Время чтения: 5 мин.

Самая древняя жрица самой древней профессии

2014

«Крошка Милли» из Лас-Вегаса принимает клиентов любого возраста и любой национальности. Ночь любви с нею стоит 1200 долларов, но недостатка в клиентах у нее никогда не бывает. Более того, они записываются к ней в очередь. График у жрицы любви жесткий – она «работает» только два раза в неделю. Чаще – не позволяет здоровье. Ведь Крошке Милли уже… вы не поверите – 96 лет. Не зря она занесена в книгу рекордов Гиннесса, как самая старая простиутка в мире.

Знаменитая мадам может встретить любопытствующих представителей прессы на пороге своего дома, в живописно-легкомысленном наряде и соответствующей позе. На одном из фото она запечатлена в белых джинсах, в прогулочных кетах, в яркой кокетливой кофточке и шляпке с искусственными цветами. Милли возлежит на нижней ступеньке крыльца, закинув на верхнюю по-девичьи послушные ножки, явно не столько из желания соблазнять, сколько – чтобы продемонстрировать отсутствие старческого артроза.

И это еще не предел ее возможностей. Фигурка у изящной Крошки Милли, как у статуэтки, ну разве что с креном в сторону подсыхающей мумии. По крайней мере она, не страдая комплексами, охотно обнажается перед камерой, если ее об этом попросить, и по собственной инициативе выбирает довольно замысловатые позы, доказывающие, что, несмотря на ее древний возраст, перед вами вполне еще женщина, как нутром, так и внешностью. И на теле ее вы не найдете ни грамма лишнего веса, ни следов целлюлита или жировых отложений.

Ее лицо, в любом случае старушечье, сохраняет прежние черты, а длинные пепельные волосы развеваются по ветру. Кстати Молли очень любит позагорать на солнышке – и косточки погреть, и тело подрумянить. Эта самая древняя жрица самой древней в мире профессии по сей день зарабатывает в год 80 000 долларов (видимо за вычетом налогов).

История ее жизни достаточно проста и тривиальна, правда только до той черты, когда женщины ее профессии обычно уходят на покой. Милли Купер родилась в 1915 году, в Великобритании. В 1941-м влюбилась в американца, вышла за него замуж и приехала в Штаты, обосновавшись в Лас-Вегасе.

Вскоре муж Милли был призван в армию, воевал в Европе, где и погиб в 1944 году. Молодой вдове, оставшейся одной в чужой стране, да еще и с ребенком на руках, нужно было как-то зарабатывать на жизнь. Внешностью и фигурой бог ее не обидел, а живя в городе всех грехов, собранных воедино, размышлять и выбирать особо не приходилось. Милли стала танцовщицей в кабаре и путаной по совместительству.

Она неплохо зарабатывала, что позволило ей открыть собственное дело, то бишь притон, ну или, более культурно – бордель, с десятью девочками. Став хозяйкой живого товара, новоявленная мадам собственную практику остановила. И даже повторно вышла замуж в 1955-м.

Супруги прожили вместе долгих 25 лет. Милли было 65, когда в 1980-м она снова овдовела – возраст вполне пенсионный для любой профессии, особенно той, с которой она начинала. К тому же все это время она продолжала содержать бордель, обеспечивавший ей стабильный заработок и финансовую независимость.

Но Милли предпочла вернуться к любимому – по ее собственному определению – занятию. Проблем с законом у нее не возникало, поскольку в штате Невада (вне пределов Игорного рая) проституция давно легализована. И хотя ее заработок вполне позволяет ей снова открыть, скажем, бордель, заставив работать на себя молоденьких девушек, Милли предпочитает обслуживать клиентов лично вот уже 30 лет. Видно мужское любопытство, желание увидеть в деле древнюю старуху, все больше смахивающую на египетскую мумию, настолько велико, что бизнес Крошки Милли работает бесперебойно. Можно сказать, процветает.

Поскольку в Лас-Вегас приезжают гости только с деньгами (другим там просто нечего делать), то и интим-сервис, как это пристойно именуется, там дорогой. Обозначенная Милли сумма близка к предельной. Милли себе цену знает. Если она явление единственное в своем роде, следовательно за экзотику и эксклюзивность нужно платить.

Недавно на встречу с этой уникальной старушенцией отправился корреспондент Los Angeles Times, Алекс Петерсон, предварительно взяв appointment по телефону. Молодой голосок ответил ему: «К миссис Милли только по записи. Через две недели вас устроит?» После объяснения, кто он и что ему нужно, Петерсона соединили с хозяйкой. «Приезжайте завтра утром, у меня как раз выходной», — милостиво согласилась древняя путана.

Выехав из Лос-Анджелеса чуть ли не ночью, он добрался до ее дома где-то к 8 утра. Дом на краю тихой жилой части Лас-Вегаса оказался просторный и нарядный, раскинувший на зеленой лужайке газона веранды, крылечки и всевозможные пристройки. Над крыльцом центрального входа табличка: «Милли Купер». У крыльца, как в добрые старые времена, бидон с молоком.

Несмотря на столь ранний визит непрошенного гостя, Милли встретила его хоть и в халате, но уже подкрашенной. «На ожидаемый затхлый запах старости не было даже намека. За ней тянулся шлейф дорогого парфюма.»

Когда горничная, проводившая Петерсона в гостиную, сообщила хозяйке, что молоко уже у порога, та обрадованно заулыбалась, объяснив гостю:
— Это Сьюзен, одна из первых девушек моего заведения. Мы подруги уже 45 лет! Она живет с мужем за городом, у них ферма. Вот и снабжают меня молоком да творогом. Можно, конечно, все это в супермаркете купить, но тогда Сьюзен обидится смертельно!

На любые, самые щекотливые вопросы мадам Милли отвечала журналисту открыто, без обид и без утайки, подтвердив, что клиентов принимает не чаще двух раз в неделю, что за всю ее многотрудную жизнь у нее было порядка трех с половиной тысяч мужчин.

— Это с учетом большого перерыва в работе – почти 25 лет! – подчеркивает она. – Кстати, когда мой второй муж Арнольд умер, я вполне могла бы не работать, будучи хозяйкой борделя. Начала просто из потребности… А потом втянулась.
Журналист недвусмысленно намекнул хозяйке, что такие услуги от дамы такого возраста – это на… мягко говоря, любителя. На что Милли весело ответила:
— Хочешь верь, хочешь нет, но таких любителей в Вегасе хоть отбавляй! Сюда со всего мира едут за двумя вещами: игра и секс. Денег не жалеют, особенно те, кто выиграет. У меня есть постоянная клиентура из разных стран, возраст – от 25 до 90. И, конечно, все джентльмены. Я, соответственно, тоже стараюсь быть леди, одеваться красиво. Мой доход – $80 тысяч в год, меня вполне устраивает. И я горжусь тем, что зарабатываю эти деньги с помощью любимой профессии!
«Любимая профессия» на пороге столетия… Наверное, для Милли стоит открыть еще одну категорию в Книге рекордов Гиннесса.

К современному поколению путан самая древняя их представительница, как и следовало ожидать, относится критически, с брезгливым осуждением, считая, что все они слишком кричаще одеваются и слишком оголяются, что у них «костлявые тела и огромные фальшивые бюсты».

— Лично я придерживаюсь стандартов, – с гордостью сообщает она. – Я всегда натуральна, всегда элегантно одета.

Их задушевную беседу прервал телефонный звонок. Звонила закадычная подружка Сьюзен. Просиявшая Милли долго болтала с ней, забыв о госте, а потом заторопилась, недвусмысленно давая понять, что аудиенция закончена:
— Через десять минут Сьюзен будет здесь! У нас сегодня выезд на природу. Совсем забыла – старею!

Вот такая она, супер-древняя и суперактивная жрица любви, антикварная достопримечательность Лас-Вегаса, Невады, да пожалуй и всей Америки.

Элеонора Мандалян

Источник

Spread the love

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

два − 1 =